?

Log in

No account? Create an account

mmmaestro

Anton Bukanov

Что с возу упало — того не вырубишь топором


Previous Entry Share Next Entry
mmmaestro

215

215. Здравствуйте, дамы и господа!

А наша конкурсная «страда» (-ния) продолжается. На этот раз нас ожидал сам Санкт-Петербург! И вот, 1 февраля, уже в 7 утра наш «Сапсан» отправился в путь. А, пусть —

12+


С некоторой опаской ожидая встречи с любимым отелем «Санкт-Петербург» (прямо напротив легендарной «Авроры»), в котором с каждым годом кормят всё лучше и больше, потом мы, разумеется, по слабости человеческой, этой встрече обрадовались! И, конечно, сразу отправились на обед. Ладно уж, может быть, через годик-другой станем умереннее? Обед был прекрасен, даже с китайскими блюдами, — ведь в эти дни в Питере много китайцев, почему-то полюбивших встречать там свой китайский Новый год. По этому поводу руководство города стало даже разжигать огонь на Ростральных колоннах, вызывая неоднозначную реакцию общественности... Но — всё это уже находится за пределами нашего шведского стола. А шведский стол — вот он, здесь. И он — прекрасен... И, как и всё в нашей жизни — конечен. Вот и наши силы иссякли, а конкурсные прослушивания — начались. Продолжившись до окончания дня.


На второй день судьба подарила мне сюрприз. Мы начали работу с утра, но в середине дня... получили четырёхчасовой перерыв (началась хореографическая номинация, в которой ваш покорный слуга является только и исключительно преданным зрителем; а вот от оценивания мне лучше держаться подальше — ибо большинству участников я убеждённо поставлю высший балл).

Дело же в том, что, регулярно бывая в Петербурге, наблюдаю этот прекрасный город я почти всегда в лучшем случае из окна такси — такова уж моя работа. А здесь — наконец! — можно как следует погулять! И ведь ещё не темно... Разумеется, я быстро собрался, и, несмотря на противную погоду, бросился на улицы города.


Открыв карту, я увидел, что самые привлекательные «точки» в этой части города для меня связаны с местами памяти. Могила Виктора Цоя, место дуэли Пушкина, Пискарёвское кладбище... А если получится — объединить все эти места! Но — это вряд ли реально, ибо времени в обрез, и вернуться на работу необходимо точно в срок.

Сначала решил я исполнить юношескую мечту — навестить последнее пристанище Виктора Цоя, песни которого я начал петь под гитару ещё в конце восьмидесятых. Изучив карту, я проложил свой пеший (а как иначе, если целыми днями сидишь?!) маршрут через Проспект Непокорённых, кстати, недалеко и от Пискарёвки.

Уже возле отеля я столкнулся с такой проблемой, как полное отсутствие уборки улиц. Если где-то снег расчищен — это практически гарантированно частники, а городские власти, видимо считают — а, и так по весне растает. Такого, признаться, я не видел давно, хотя постоянно разъезжаю по своей стране...


Но — разве меня таким испугаешь? Смело и храбро двинулся ваш покорный слуга вперёд от метро «Площадь Мужества» (как вы понимаете, я оказался в этих местах впервые в жизни), то скользя, то проваливаясь по колено в снежную кашу. И вот мне осталось только свернуть в сторону, перейти железную дорогу, — и я у цели.

Стиснув зубы, пошёл к многоэтажкам, за которыми начинался гаражный кооператив. В нём же меня ожидала западня! Ряды гаражей складывались в лабиринт, где мне пришлось не меньше получаса блуждать в поисках прохода к железке. Но — кругом оказалась глухая стена, и я начал подумывать даже об отмене своей «миссии». А пока кое-как пробирался назад ко входу в гаражи. Но вот чудо! Я заметил выходящую из гаражей железнодорожную ветку. Как следует осмотревшись, я ринулся вперёд по путям, утопая в снегу. Напротив висела табличка, из которой следовало, что это и есть та самая Дорога жизни! За железнодорожными путями тянулась такая же глухая стена, я безо всякой надежды перешёл на ту сторону...

А там — вновь чудо! В бетонной стене был маленький проход. Пройдя в него, я попал в каменный мешок из всё тех же гаражей, но тут увидел слева дыру в заборе. Высотой она была не более метра, но я полез. И вдруг... очутился прямо среди могил.


Действительно, чудо чудное! Но ведь мне нужно найти могилу на огромном кладбище, в самом дальнем конце которого я сейчас оказался. А на дворе зима, спускаются сумерки, и ни души вокруг — русские люди не посещают кладбища зимой. На моё счастье, хоть здесь дорожки были прилично расчищены, и я пошёл вперёд.

Через некоторое время я добрался до Главной аллеи, но поиск мой был безуспешен. Ни души, все могилы полностью завалены снегом, и нет указателей к определённым захоронениям, как, например, на Ваганьково. Я бросился в одну аллею, другую — везде то же самое. И тут я решил попросить:

— Ну ладно уж, Виктор Робертович, подскажи, как мне тебя найти?

И, напевая что-то из «Кино», я быстро пошёл вперёд, не разбирая дороги. Буквально через несколько минут я внезапно вынырнул на большую аллею, а передо мною висела табличка: «К могилам В. Цоя и М. Горшенёва».

Дальнейшее уже было делом техники. Вот Кирилл Лавров. Вот Горшенёв. А вот и люди вокруг появились, и надо просто идти вместе с ними.


...Постояв и подумав у надгробия великого человека, я неторопливо направился в сторону выхода. Времени прошло много, и пора было уже возвращаться к своим профессиональным обязанностям. У ворот кладбища стоял одинокий маршрутный автобус. Подойдя, я взглянул на маршрут и не поверил своим глазам. Чёрная речка, Пионерская! А вдруг...

Я вошёл, взял у водителя билет, ничуть не удивившись его «счастливому» номеру — 152062, — и уже через полчаса стоял перед знаменитой стелой на берегу Чёрной речки. Надо мной шумела автомобильная эстакада, рядом сверкал гигантский торговый центр, а тут — царили мир и спокойствие. Я вспоминал свою сестру, у которой как раз сегодня, 2 февраля, был пятидесятипятилетний юбилей, и как раз сегодня же, 2 февраля, — сороковой день. Так тоже бывает...


Вскоре я вернулся к дороге, и уже второй автобус оказался почти до моего отеля. За две минуты до начала работы я вошёл в зал...



...Ну, а третий день конкурса — это наш День Сурка! Всё, как всегда — немного прослушиваний с утра, затем — мастер-классы, круглый стол, творческая встреча, на которой члены жюри сами выходят на сцену и попадают в «шкуру» конкурсантов. После творческой встречи ко мне за кулисы приходят дети, которым оргкомитетом «велено» петь под мой аккомпанемент вместо своих комфортных фонограмм на Гала-концерте, мы знакомимся, репетируем (иногда я даже, к своему стыду, сначала прямо тут же, за сценой, слушаю на телефоне песню ребёнка-лауреата, чтобы хоть как-то запомнить её). А там и Гала, полный зал, выступления, награждения, в том числе наша коронная особо «нервотрёпочная» церемония выбора прямо здесь, «в прямом эфире», обладателей Гран-При, — и вот уже звучит гимн фестиваля, и шарики сыплются на сцену, а это значит, что очередной конкурс завершён, и теперь можно просто фоткаться на сцене с кем захочешь...


...Сегодня утром мы выехали в Москву, а уже через 4 дня стартует конкурс в Суздале. А обедать мы будем в том самом зале, где снимался финал фильма «Чародеи»! Там ничего не изменилось, даже еда готовится всё по тем же советским рецептам. Пожелайте же мне небольшой диеты в ближайшие три московских дня...



Ваш А. Б.

4 февраля 2019