?

Log in

No account? Create an account

mmmaestro

Anton Bukanov

Что с возу упало — того не вырубишь топором


Previous Entry Share Next Entry
mmmaestro

209

209. Здравствуйте, дамы и господа!

Самое интересное в нашей жизни — это те моменты, когда что-то новое, доселе неизведанное вдруг открывается нашему восприятию... Вот и покорный ваш слуга на пятом десятке лет решил вдруг... отправиться в достаточно длинный речной круиз. Ну, пускай —

6+


Конечно, до такой наглости, как полноценный отдых, я не доходил: поехал работать пианистом в составе группы, да ещё и объёмистый пакет с письменной работой прихватил, чтобы совсем уж не заскучать... Да так оно, в общем-то, в итоге и получилось.


Итак, теплоход «Григорий Пирогов», названный в честь великого русского певца, в чём я усмотрел хорошее предзнаменование, отправился из Северного речного порта Москвы утром 5 сентября. Это был не просто круиз — это был «АРХ Пароход»! Архитекторы, дизайнеры, критики, журналисты и представители смежных видов бизнеса и производства заполнили корабль и стали моими соседями и товарищами на ближайшие дни. Ну, а идти всем нам предстояло более двух тысяч километров!

В общем, в превосходную погоду, которая, к счастью, практически не изменяла нам и впоследствии, мы двинулись в путь по Каналу имени Москвы. После приветственных речей дело в свои руки взяли уже мы, музыканты, и часа два играли на верхней палубе, под временами даже палящими лучами осеннего солнца...

Первая остановка, на которой на берег сошли участники пресс-тура, так и называлась — Солнечная Поляна. Берег при этом был покрыт достаточно густым лесом... После стоянки мы пошли дальше: ведь начальной точкой нашей круиза был город Углич. Ну, а мы, музыканты, отправились репетировать в музыкальный салон: вечером нам предстоял первый концерт. И после завершения архитектурной деловой программы в концертном зале мы дали нашу двухчасовую испанскую программу. Концерт завершился уже за полночь, после чего гости пошли дотанцовывать на дискотеку, а мы, артисты — потащились спать.


Ночью, пока все спали, теплоход достиг Волги, и ближе к обеду 6 сентября пришвартовался в Угличе, где состоялась первая экскурсия на берег. Впрочем, я на неё не пошёл, а отправился гулять по знакомому мне городу на родной ярославской земле. Я не был в Угличе с 1991 года, но многое там осталось без изменения, всё та же провинциальная глухомань... Находящийся неподалёку Мышкин даёт совершенно иной пример развития, а ведь он гораздо меньше.

Отплывая из Углича, мы начали... разумеется, играть на палубе, причём на берегу слушателей было не меньше, чем на корабле. Замечательная погода, ласкающий ветерок, потрясающие виды, проплывающие мимо острова — эх, всегда бы так выступать! Ну, а вечером нас ожидало уже полноценное выступление. Программа на этот раз была — советские песни из кино, в основном — 70-80х годов. Играть закончили глубокой ночью, после чего осталось время полюбоваться ночным Рыбинском. Не понимаю, почему этот второй Санкт-Петербург с его потрясающей водной системой пребывает в заштатном состоянии и страдает от постоянного оттока населения — ведь туристические перспективы Рыбинска выглядят огромными...


Ну, а проснувшись в каюте следующим утром, первым, что я увидел в окно, была часовая башня ярославского речного вокзала. Вот и родина моя! Тут, уж понятное дело, об экскурсиях для меня речь и вовсе не заходила. Я вышел в город, встретился с родными, а брат затащил меня на недавно открывшееся колесо обозрения. С него я увидел районы своего детства и даже двор, в котором вырос! Вскоре после отплытия мы прошли место гибели хоккейного «Локомотива» — эта трагедия случилась именно в тот день, 7 сентября... Вечером в музыкальном салоне не без успеха прошла наша на сей раз джазовая программа, закончили, как обычно, после полуночи. Дальше неугомонные архитекторы, у которых в течение всего плавания ещё и проходил с утра до ночи перманентный архитектурно-дизайновый симпозиум, пошли на дискотеку, ну а лично я, как следует наигравшись, был уже не в состоянии...


8 сентября, после довольно длинного перехода, мы причалили в Городце. Тут уже ваш покорный слуга и не думал отказываться от экскурсии, и мы, под руководством артистичного местного специалиста-краеведа с удовольствием ходили по старинным улочкам города, где, между прочим, скончался сам Александр Невский! Не обошлось и без городецких пряников — после них так сладко игралось на палубе, «на отплытие».

К вечеру мы достигли прекрасного Нижнего Новгорода! Я регулярно бываю в этом городе, но в тёмное время суток с воды видел его впервые — и это невероятное зрелище, в особенности ярко-голубой стадион Чемпионата мира по футболу... Выйдя на берег в 9 вечера, мы не могли рассчитывать на экскурсии, и один архитектор из местных повёл нас на пешую прогулку. Сделав довольно приличный круг по городу, захватив и Кремль, и Большую Покровскую, и Почаинский овраг, и уже какие-то гаражи и проходные дворы, в конце концов по лестничному серпантину мы спустились прямо к Речному вокзалу — совсем незадолго до отправления! По дороге мы потеряли неизвестно где целый ряд наших товарищей, но все они впоследствии, к счастью, нашлись на корабле. Так как был уже двенадцатый час, концерт в этот день руководство решило уж не проводить. Я сидел в пустынном музыкальном салоне и наигрывал джаз на фортепиано. Ну а дальше... зал постепенно заполнился людьми, и я стал играть уже для них, попутно отвечая на музыкальные вопросы. Хотя это выступление, больше похожее на творческую встречу, сильно выбивалось из ряда предыдущих — музыка звучала в основном малознакомая широкому кругу людей, — ваш покорный слуга имел счастье получить целый ряд комплиментов, в том числе и от всё того же руководства. А закончил я во втором часу ночи: ведь людям ещё предстояла дискотека!


9 сентября мы уже в Марий Эл! Город Козьмодемьянск — родина великого Андрея Яковлевича Эшпая, которого мне посчастливилось немного знать лично... Здесь нас ожидал марийский этнографический музей, вернувший нас на столетия назад. Чрезвычайно обаятельная марийка-экскурсовод поделилась с нами подробностями быта мари, и даже пригласила провести у них... свадьбу в традиционном марийском стиле, буде таковая у кого-либо из нас в будущем состоится. Что ж, подумаем... А пока, посетив настоящую деревенскую избу 1918 года постройки, я вспоминал наш собственный семейный деревенский дом, который не только на четыре года старше, но и является одним из самых молодых в округе. Напротив, к примеру — дом, построенный в 1860-е годы... Ну, а затем нас ожидало традиционное чаепитие. Варенье из одуванчиков — это нечто невероятное, скажу я вам, друзья! Вернувшись на корабль, мы поиграли на палубе, а вечером нас ожидал очередной концерт, и с очередной новой программой, на этот раз уже без определённого стилистического направления. Завершилось всё опять же во втором часу — и завершилось только для нас, музыкантов...


Утром 10 сентября мы проснулись уже в Казани! Подустав накануне, я и здесь отказался от начинавшейся в 8:30 почти семичасовой экскурсии, и решил обследовать Казань самостоятельно — хоть и попал сюда впервые. Но — активная работа ног, и вот уже мне удалось исходить пешком почти весь казанский центр! Город, что и говорить, великолепен, особенно ранней осенью... Обязательно вернусь в Казань!

Когда, возвратившись на теплоход, мы традиционно устроили концерт на палубе, произошло знаковое событие: наш корабль развернулся и наконец двинулся в обратном направлении — ведь Казань была конечной точкой круиза! Ну, а мы играли чуть ли не до Свияжска, а потом пошли ужинать и — начинать уже настоящий вечерний концерт. А там уж — опять за полночь...


11 сентября мы увидели на горизонте величественные монастырские стены. Предчувствие нас не обмануло: Макарьевский Троицкий Желтоводский монастырь стал объектом нашей экскурсии! Это был первый закрытый действующий монастырь, посещённый мною (разумеется, мне доводилось бывать в Толгском монастыре, но там закрыта для посещения лишь часть обители, а другая — напротив, как раз для туристов). Нас даже не сразу впустили, но потом ворота всё же открылись, и пожилая благообразная монахиня Леонида провела нас по монастырским храмам, сопроводив прогулку интересными рассказами с элементами проповеди. Душевный покой и духовное просветление не покидало нас во время прогулки. При этом матушка вовсе не была экскурсоводом: наша экскурсия была её послушанием! Кстати, другой экскурсионной группе с нашего корабля «попалась» монахиня уж очень суровая, — а вот нам повезло. Впрочем, суровость в данном случае неудивительна: в достаточно большой обители служат... всего 15 сестёр!

Дабы не нарушать покой монастыря, концерт на палубе мы начали лишь порядочно отплыв от Макарьева. Но играли потом, наверное, часа полтора, на удивление периодически попадающимся нам по дороге рыбакам в лодках. Ну, а вечером — был уже полноценный концерт.


12 сентября погода немного испортилась, но лишь чуть-чуть и ненадолго. Небольшой дождик настиг нас только на горе Плёса, куда мы лезли по старинной дороге из булыжника. Но, слава Богу, экскурсия прошла успешно. Поразила информация, что в Плёсе на данный момент проживает 1766 человек. Не так давно я узнал, что в длинной ярославской девятиэтажке в конце Московского проспекта и, собственно, на въезде в город со стороны Москвы, имеющей в народе прозвание «Китайская Стена», — живёт 1802 жителя...

Спустившись с гор Плёса, мы вновь играли на палубе, но все ожидали главное — Королевскую Ночь! Да, предстояли последние в нашем плаванье вечер и ночь. А началось всё как обычно — нашим большим концертом. На этот раз часть пассажиров не пошла на дискотеку и осталась с нами. В итоге, доигрывая концерт уже вдвоём с певицей, мы таки досидели до трёх утра! Примерно в два ночи мы миновали Ярославль, и зрители с энтузиазмом восприняли известие о том, что этот город — родина их сегодняшнего пианиста... Спать мы пошли уже под утро, а кто-то — всё же отправился на корму, на дискотеку.


Ну, а последний день, 13 сентября — это заключительные семинары, сборы, увлекательная, как всегда, поездка по Рыбинскому морю, где дул сильнейший ветер... но я мужественно встречал его и качку на верхней палубе! А потом мы вышли в Угличе, и уже через три с половиной часа автобус, минуя Калязин и Сергиев Посад, выгрузил нас возле гостиницы «Космос».


А ещё я написал несколько партитур для очередного проекта, читал книги, провёл прекрасные девять дней без интернета и, уж конечно, старался надышаться речным воздухом на весь предстоящий год!



...Сегодня утром мне казалось, что моя кровать покачивается и вибрирует. А когда я встал — подо мной слегка закачался пол. Но теперь, к вечеру, я уже освоился на твёрдой земле, пишу эти скромные строки... и жду моего следующего круиза! И, разумеется, начинаю понимать тех моих коллег-музыкантов, для которых водные путешествия стали своего рода наркотиком, без которого и жизнь уже кажется неполноценной.


Ну а теперь — суша ждёт нас!..



Ваш А. Б.

14 сентября 2018