?

Log in

No account? Create an account

mmmaestro

Anton Bukanov

Что с возу упало — того не вырубишь топором


mmmaestro

216

216. Здравствуйте, дамы и господа!

Недавно в прекраснейшем Фейсбуке... Так, сразу —

16+

Итак, в Фейсбуке наткнулся я на пост знакомого оппозиционера. Речь шла о переименовании Астаны в Нур-Султан, и среди малочленораздельных стенаний о «средневековых дикостях» упоминалось, что автор поста что-то не припомнит, чтобы столицу государства называли в честь бывшего президента...

Проявив не слишком-то похвальную несдержанность, покорный ваш слуга решил прокомментировать вышеописанное и задал вопрос:

— А как насчёт Вашингтона?

И — о чудо! — пустынный доселе тред вдруг феерически активизировался! В потоке ругани в адрес незадачливого комментатора сформировалась ответная мысль: только ... может не увидеть огромной разницы между этими примерами.


Нет, конечно же, некоторое отличие есть: Нур-Султан был назван в честь бывшего президента, а Вашингтон — в честь на тот момент действующего. Но вот разницы я всё же не вижу. И даже после того как всеобщими усилиями меня «ткнули рожей» в эту самую разницу — я всё равно её так и не заметил.

Совершенно не важно, чтО сделано, важно — кем. Первый закон «демократии».


И да — с Днём Театра, друзья!..



Ваш А. Б.

27 марта 2019

mmmaestro

215

215. Здравствуйте, дамы и господа!

А наша конкурсная «страда» (-ния) продолжается. На этот раз нас ожидал сам Санкт-Петербург! И вот, 1 февраля, уже в 7 утра наш «Сапсан» отправился в путь. А, пусть —

12+


С некоторой опаской ожидая встречи с любимым отелем «Санкт-Петербург» (прямо напротив легендарной «Авроры»), в котором с каждым годом кормят всё лучше и больше, потом мы, разумеется, по слабости человеческой, этой встрече обрадовались! И, конечно, сразу отправились на обед. Ладно уж, может быть, через годик-другой станем умереннее? Обед был прекрасен, даже с китайскими блюдами, — ведь в эти дни в Питере много китайцев, почему-то полюбивших встречать там свой китайский Новый год. По этому поводу руководство города стало даже разжигать огонь на Ростральных колоннах, вызывая неоднозначную реакцию общественности... Но — всё это уже находится за пределами нашего шведского стола. А шведский стол — вот он, здесь. И он — прекрасен... И, как и всё в нашей жизни — конечен. Вот и наши силы иссякли, а конкурсные прослушивания — начались. Продолжившись до окончания дня.


На второй день судьба подарила мне сюрприз. Мы начали работу с утра, но в середине дня... получили четырёхчасовой перерыв (началась хореографическая номинация, в которой ваш покорный слуга является только и исключительно преданным зрителем; а вот от оценивания мне лучше держаться подальше — ибо большинству участников я убеждённо поставлю высший балл).

Дело же в том, что, регулярно бывая в Петербурге, наблюдаю этот прекрасный город я почти всегда в лучшем случае из окна такси — такова уж моя работа. А здесь — наконец! — можно как следует погулять! И ведь ещё не темно... Разумеется, я быстро собрался, и, несмотря на противную погоду, бросился на улицы города.


Открыв карту, я увидел, что самые привлекательные «точки» в этой части города для меня связаны с местами памяти. Могила Виктора Цоя, место дуэли Пушкина, Пискарёвское кладбище... А если получится — объединить все эти места! Но — это вряд ли реально, ибо времени в обрез, и вернуться на работу необходимо точно в срок.

Сначала решил я исполнить юношескую мечту — навестить последнее пристанище Виктора Цоя, песни которого я начал петь под гитару ещё в конце восьмидесятых. Изучив карту, я проложил свой пеший (а как иначе, если целыми днями сидишь?!) маршрут через Проспект Непокорённых, кстати, недалеко и от Пискарёвки.

Уже возле отеля я столкнулся с такой проблемой, как полное отсутствие уборки улиц. Если где-то снег расчищен — это практически гарантированно частники, а городские власти, видимо считают — а, и так по весне растает. Такого, признаться, я не видел давно, хотя постоянно разъезжаю по своей стране...


Но — разве меня таким испугаешь? Смело и храбро двинулся ваш покорный слуга вперёд от метро «Площадь Мужества» (как вы понимаете, я оказался в этих местах впервые в жизни), то скользя, то проваливаясь по колено в снежную кашу. И вот мне осталось только свернуть в сторону, перейти железную дорогу, — и я у цели.

Стиснув зубы, пошёл к многоэтажкам, за которыми начинался гаражный кооператив. В нём же меня ожидала западня! Ряды гаражей складывались в лабиринт, где мне пришлось не меньше получаса блуждать в поисках прохода к железке. Но — кругом оказалась глухая стена, и я начал подумывать даже об отмене своей «миссии». А пока кое-как пробирался назад ко входу в гаражи. Но вот чудо! Я заметил выходящую из гаражей железнодорожную ветку. Как следует осмотревшись, я ринулся вперёд по путям, утопая в снегу. Напротив висела табличка, из которой следовало, что это и есть та самая Дорога жизни! За железнодорожными путями тянулась такая же глухая стена, я безо всякой надежды перешёл на ту сторону...

А там — вновь чудо! В бетонной стене был маленький проход. Пройдя в него, я попал в каменный мешок из всё тех же гаражей, но тут увидел слева дыру в заборе. Высотой она была не более метра, но я полез. И вдруг... очутился прямо среди могил.


Действительно, чудо чудное! Но ведь мне нужно найти могилу на огромном кладбище, в самом дальнем конце которого я сейчас оказался. А на дворе зима, спускаются сумерки, и ни души вокруг — русские люди не посещают кладбища зимой. На моё счастье, хоть здесь дорожки были прилично расчищены, и я пошёл вперёд.

Через некоторое время я добрался до Главной аллеи, но поиск мой был безуспешен. Ни души, все могилы полностью завалены снегом, и нет указателей к определённым захоронениям, как, например, на Ваганьково. Я бросился в одну аллею, другую — везде то же самое. И тут я решил попросить:

— Ну ладно уж, Виктор Робертович, подскажи, как мне тебя найти?

И, напевая что-то из «Кино», я быстро пошёл вперёд, не разбирая дороги. Буквально через несколько минут я внезапно вынырнул на большую аллею, а передо мною висела табличка: «К могилам В. Цоя и М. Горшенёва».

Дальнейшее уже было делом техники. Вот Кирилл Лавров. Вот Горшенёв. А вот и люди вокруг появились, и надо просто идти вместе с ними.


...Постояв и подумав у надгробия великого человека, я неторопливо направился в сторону выхода. Времени прошло много, и пора было уже возвращаться к своим профессиональным обязанностям. У ворот кладбища стоял одинокий маршрутный автобус. Подойдя, я взглянул на маршрут и не поверил своим глазам. Чёрная речка, Пионерская! А вдруг...

Я вошёл, взял у водителя билет, ничуть не удивившись его «счастливому» номеру — 152062, — и уже через полчаса стоял перед знаменитой стелой на берегу Чёрной речки. Надо мной шумела автомобильная эстакада, рядом сверкал гигантский торговый центр, а тут — царили мир и спокойствие. Я вспоминал свою сестру, у которой как раз сегодня, 2 февраля, был пятидесятипятилетний юбилей, и как раз сегодня же, 2 февраля, — сороковой день. Так тоже бывает...


Вскоре я вернулся к дороге, и уже второй автобус оказался почти до моего отеля. За две минуты до начала работы я вошёл в зал...



...Ну, а третий день конкурса — это наш День Сурка! Всё, как всегда — немного прослушиваний с утра, затем — мастер-классы, круглый стол, творческая встреча, на которой члены жюри сами выходят на сцену и попадают в «шкуру» конкурсантов. После творческой встречи ко мне за кулисы приходят дети, которым оргкомитетом «велено» петь под мой аккомпанемент вместо своих комфортных фонограмм на Гала-концерте, мы знакомимся, репетируем (иногда я даже, к своему стыду, сначала прямо тут же, за сценой, слушаю на телефоне песню ребёнка-лауреата, чтобы хоть как-то запомнить её). А там и Гала, полный зал, выступления, награждения, в том числе наша коронная особо «нервотрёпочная» церемония выбора прямо здесь, «в прямом эфире», обладателей Гран-При, — и вот уже звучит гимн фестиваля, и шарики сыплются на сцену, а это значит, что очередной конкурс завершён, и теперь можно просто фоткаться на сцене с кем захочешь...


...Сегодня утром мы выехали в Москву, а уже через 4 дня стартует конкурс в Суздале. А обедать мы будем в том самом зале, где снимался финал фильма «Чародеи»! Там ничего не изменилось, даже еда готовится всё по тем же советским рецептам. Пожелайте же мне небольшой диеты в ближайшие три московских дня...



Ваш А. Б.

4 февраля 2019

mmmaestro

214

214. Здравствуйте, дамы и господа!

Ох, каких только концертов не было у меня за многие годы... На сцене, на земле, на ходу, в движении, в бункере Сталина, на 29 этаже крутого отеля. В «Китайском Лётчике» за отсутствием фортепиано однажды бренчал на гитаре. В Калининграде за отсутствием вообще каких-либо инструментов пришлось... спеть две песни на английском. А сегодня попробую вспомнить два выступления с разной «полярностью»...


...2006 год. Я — штатный музыкант авиакомпании S7, играю для господ пассажиров первого и бизнес-классов. Этот отрезок моей жизни продолжался почти четыре года, и в тот вечер всё шло как обычно. Я играю свой джаз, убавляя громкость во время информационных объявлений для пассажиров, — и сам слушаю эти объявления: порядок рейсов неизменен, и каждый следующий приближает меня к окончанию рабочего дня. Вот он Барнаул, потом рейс 173 — в Новосибирск, рейс 778 — в Иркутск, ближе к концу — рейс 811, в Томск. Люди отдыхают, слушают или не слушают мою игру, затем, услышав свой номер, встают и уходят на посадку. А вскоре после Томска ухожу в рейс и я, на автобус до Москвы.

Так было и в тот вечер 8 июля 2006 года. А на следующее утро я с ужасом услышал о гибели самолёта А-310, летевшего рейсом 778, при приземлении в Иркутске. Выжило лишь несколько десятков людей в хвосте, а весь находившийся в переднем салоне бизнес-класс... Именно эти люди и были моими вчерашними слушателями, а я был их последней музыкой.

Растерянное начальство отправило меня играть и следующим вечером, вечером дня катастрофы. Вот это было по-настоящему тяжело, — чтобы избежать возмущения, мне пришлось слиться со стеной и не играть ни весёлую, ни грустную музыку, — и та, и другая могли вызвать взрыв... И я вёл какую-то занудную, «никакую» тягомотину, и боялся даже посмотреть в сторону пассажиров следующего рейса 778. К счастью, он завершился удачно...



...А теперь перенесёмся на несколько лет вперёд. И вот уже вашего покорного слугу пригласили выступить на открытии российского представительства парфюмерного бренда Clive Christian! Сначала надо немного рассказать об этом бренде. Дело в том, что Clive Christian — это самые дорогие серийные духи в мире! Они продаются в специально разработанном флаконе, повторяющем классическую огранку бриллианта, и стоят несусветных денег. Своего рода Роллс-Ройс от парфюмерии! И вот наконец они добрались до России.

Моё выступление было обычным, но имело очень интересную кульминацию. Это была и главная «точка» всего вечера: представление самого аромата должно было происходить... под специально сочинённую для него, аромата, музыку! Ноты фортепианного произведения современного японского композитора были присланы мне заблаговременно, и, потренировавшись, в назначенный день я явился в фешенебельный ресторан в самом центре Москвы.

А там уже — весь высший свет! Под лёгкое музыкальное сопровождение (не всё же время мне «грузить» публику) гости непринуждённо общались и дегустировали фантастически выглядящие блюда от шеф-повара. Ну, а затем стартовала официальная часть, и, после приветственных речей и добрых пожеланий, — организаторы объявили главное событие вечера.


Двое менеджеров в белых перчатках торжественно внесли в зал специальный презентационный флакон духов Clive Christian. Возлежащий на бархатном основании, он, как и положено, был выполнен из горного хрусталя в форме классически огранённого бриллианта. Лишь одно отличало этот флакон от обычного — он был размером с огромную подарочную бутылку какого-нибудь коньяка и вмещал в себя несколько литров парфюма! Представляю себе стоимость этой бутыли — равно как и внутреннее состояние державших её менеджеров, побледневших от напряжения.

После приветственных слов и возгласов удивления со всех сторон, уважаемых гостей попросили закрыть глаза, и знакомство с новым для этой страны ароматом началось! Дальнейшее видели только я да команда Clive Christian.


По знаку главного менеджера я начал играть специально написанную для этого момента музыку. Пьеса, кстати, была интересной и отсылала слушателя к эпохе импрессионизма — а ведь именно тогда впервые стали задумываться о выражении запахов в музыке! Так что тут японский композитор выбрал оптимальное решение...

Тем временем одни менеджеры принялись аккуратно распылять духи из гигантского, но оказавшегося полностью действующим, флакона вокруг, а другие взмахами белых перчаток разгоняли аромат по залу; присутствующие же погрузились в сладостную медитацию. Вскоре зал заполнился «люксовым» благоуханием...

Пьеса продолжалась несколько минут, которые показались мне и, наверное, менеджерам Clive Christian, бесконечными, а потом люди «проснулись» и продолжили общаться и развлекаться — но уже, конечно, в плотном облаке супердорогого парфюма. Ну, а лично мне духи понравились; если бы я что-то понимал в этом — обязательно рассказал бы вам, а тут уж придётся вам изучать предмет самим.



...В наступающем году я желаю вам, дорогие друзья, прежде всего той самой полноты жизни, без которой мы, люди, не можем почувствовать себя до конца состоявшимися. И пусть эта полнота включает в себя не только прекрасные, но и трагические моменты, — это тоже хорошо. Ведь мы — люди, и всё это — наше, человеческое...


С Новым годом! И — до встречи в 2019-м!..



Ваш А. Б.

28 декабря 2018

mmmaestro

213

213. Здравствуйте, дамы и господа!

Вроде бы уже и давно покорный ваш слуга является пользователем интернета, а всё равно нет-нет да и наткнёшься на что-нибудь новенькое... Ну, пускай —

12+

В ленте Фейсбука прочёл сообщение о смерти «знакомого знакомых». Решил проследовать на страницу покойного — не знал ли я его, часом? — а войдя — оторопел. Ибо на стене рукою самого усопшего был выведен пост примерно такого содержания:

«Всем привет. Итак, сегодня после обеда меня нашли мёртвым, с проломленной головой, в собственной квартире. А умер я ещё вчера, около семи вечера — так сказали эксперты. Смерть моя предварительно признана несчастным случаем. Так что такие вот дела! Дня через три приходите ко мне на похороны, а если кто-нибудь сможет забрать к себе мою кошку — вообще будет потрясающе».


Разумеется, впоследствии выяснилось, что запись была оставлена приятелем умершего, получившим доступ к его фейсбучной странице. Интересно, что большинство друзей новопреставленного (кстати, не просто верующего человека, а православного общественного деятеля) отнеслись к ситуации вполне лояльно и заметили, что «покойный наверняка оценил бы подобный юмор».

Ну, а я, честно признаться, до сих пор не знаю — стоять или падать...


...На счастье, из ступора меня вывела другая «знакомая знакомых». Девушка добавилась ко мне в друзья, а так как имя её мне ничего не сказало, я решил перейти на страницу «заявительницы», чтобы увидеть её лицо. Вошёл, и — сразу прямиком в фотоальбомы.

Первый из них именовался «Мой любимый!», после какового названия следовало ещё и красное графическое сердечко — чтобы уж совсем наверняка. «Жаль, занята», — на автомате подумал я и открыл альбом.


В альбоме было несколько десятков фотографий... унитаза, в разных планах и ракурсах. «Мой человек!» — решил я и тут же принял девушкину заявку.



Ваш А. Б.

8 декабря 2018

mmmaestro

212


212.
Здравствуйте, дамы и господа!

Да, старомодный, дремучий я человек. И вот, фактически только в этом году, впервые понял, что за словосочетание такое — «Чёрная Пятница». До этого оно почему-то ассоциировалось у меня с дефолтом 1998 года... Ну, пусть —

12+


Встал я рано, часов в семь, наскоро привёл себя (кроме мыслей) в относительный порядок, да и вышел на улицу. И сразу же, прямо возле собственного подъезда, попал... в эпицентр войны! Представьте себе, это и в самом деле было огромное и жестокое сражение: полчища ворон бились насмерть со стаями галок. Вокруг стоял оглушительный рёв — не карканье, а именно сплошной непрекращающийся звук! На окружающих деревьях не было свободных веток, всё занято птичьими «зрителями», а в небе происходил натуральный воздушный бой между двумя организованными группами из ворон и галок.

Меня поразила именно организация процесса: все эти вклинивания, окружения, отвлечения, групповые манёвры, атаки — всё как у людей! Имелись и жертвы: тут и там галки и вороны лежали уже без признаков жизни, иных, ещё трепыхающихся, добивали прямо на земле представители «вражеского» лагеря...

Прохожие не без опаски прошмыгивали мимо, некоторые, в шапках поплотнее, останавливались последить за ходом действия. Но люди не вызывали у разъярённых птиц интереса. Вот и я спокойно прошёл прямо под «полем брани» — и поехал через всю Москву заседать в жюри конкурса композитора Александра Ермолова «Мы вместе».

Среди десятков талантливых детей-участников было немало и тех, кто пел песни на «птичью» тематику. «Свободная птица», «Как птицей стать», «Я птица певчая», «Ласточка», «Аист на крыше», «Раненая птица в руки не давалась...» — лишь часть исполненных песен «по теме»...


Ну, а до распродаж я так и не добрался. Может быть, в следующем году?..



Ваш А. Б.

27 ноября 2018

mmmaestro

211

211. Здравствуйте, дамы и господа!

Не перестану подчёркивать свою сызмальства тягу к интеллигентности. И пришедшая на память очередная история из «либеральных» девяностых — тому ярчайшее подтверждение! По моему тогдашнему возрасту —

16+


Да, мне было лет шестнадцать, жил я тогда в Ярославле. И вот однажды я отправился в длительное путешествие по закоулкам родного города. Вообще надо заметить, что открытие и детальное изучение всевозможных новых мест — один из моих любимых способов познания мира. Сначала я изучил двор, в котором рос, потом дворы окрестные, ну и так далее. В подростковом же возрасте «охватил» своими изысканиями уже весь наш город, который до сей поры знаю от и до и даже могу, закрыв глаза, совершить виртуальную прогулку по его улицам, ничуть не заплутав.

Ну, а в тот раз я забрёл в один из отдалённых районов — на Суздалку. Был уже вечер, вокруг темнота, фонари почти отсутствовали. Дальше — всё как положено: огромная тёмная фигура, братан, сигареткой не угостишь, э, чё, не уважаешь? а по роже?..

Мне всё же удалось успокоить человека, так сказать, «завязать диалог». И вскоре поостывший и уже слегка разговорившийся здоровый парень лет двадцати рассказал:

— Знаешь, я с девушкой поругался. Мне было плохо, и я просто очень захотел, чтобы мне кто-нибудь как следует набил морду. Я вышел на улицу, и, оглядевшись, понял, что ты сделаешь это вернее всего...


Я всегда и говорю, что врождённая, немедленно располагающая к себе благообразность и интеллигентность отличала вашего покорного слугу с малых лет. И тот человек — тоже сразу же понял, к кому обратиться. Правда, ему немного не повезло, что моя профессия налагает запрет на кулачные бои, — запрет, конечно же, не моральный, а чисто физический, — ну и ладно, я к этому уже привык и был не сильно разочарован. А тут как раз и девушка та самая подошла, и ребятам стало уже не до меня. Попрощавшись со мною, они занялись друг другом, — как и должно быть.



Ваш А. Б.

17 октября 2018

mmmaestro

210

210. Здравствуйте, дамы и господа!

Второй месяц осени принёс отопление — а значит, пути назад в лето уже нет. Вот и будем брюзжать... Ну, пускай —

9+

Как-то раз написал я пространный пост о том, как важно для профессионального музыканта иметь возможность пользоваться высококачественным инструментом — чтобы, стало быть, по возможности полнее выразить свои мысли и чувства. Та запись актуальна и по сей день; но мог ли я предположить, что сегодня, в октябре 2018 года, напишу нечто противоположное?


И, тем не менее, вот случай из нашего недавнего речного путешествия. Однажды, наутро после очередного концерта, со мной разговорилась женщина из числа гостей-архитекторов. После обычных приветствий и любезностей она сообщила примерно следующее (цитата по памяти):

— Вы знаете, я сама в детстве занималась на фортепиано, закончила музыкальную школу. Мой папа был музыкантом. Его рояль, прекрасный Bechstein, стоит у нас дома, и я регулярно играю на нём и теперь...

Так вот, я слушаю вас все эти дни и радуюсь вашему профессионализму; вы играете очень хорошо, и каждый вечер я прихожу в концертный зал с радостью и нетерпением.

Но сегодня утром, пока все ещё спали, я пришла в зал и попробовала поиграть сама. И — вдруг увидела, что это не музыкальный инструмент, а просто груда разбитых деревяшек. Одни клавиши не звучали совсем, другие звучали не так. И я сдалась и ушла. И... поняла, что вы — ... (высокий комплимент — А. Б.). Ведь вы извлекаете из этого, — нет, ИЗ ЭТОГО, — настоящую музыку!..



...Безусловно (это уже я пишу, А. Б.), такие вещи слышать приятно. Но — не хочется... Ведь всё это — не от хорошей жизни. А значит, тот старый пост стал ещё злободневнее.


Всем вам, друзья дорогие, желаю я жизни хорошей и всего — от неё!..



Ваш А. Б.

2 октября 2018

mmmaestro

209

209. Здравствуйте, дамы и господа!

Самое интересное в нашей жизни — это те моменты, когда что-то новое, доселе неизведанное вдруг открывается нашему восприятию... Вот и покорный ваш слуга на пятом десятке лет решил вдруг... отправиться в достаточно длинный речной круиз. Ну, пускай —

6+


Конечно, до такой наглости, как полноценный отдых, я не доходил: поехал работать пианистом в составе группы, да ещё и объёмистый пакет с письменной работой прихватил, чтобы совсем уж не заскучать... Да так оно, в общем-то, в итоге и получилось.


Итак, теплоход «Григорий Пирогов», названный в честь великого русского певца, в чём я усмотрел хорошее предзнаменование, отправился из Северного речного порта Москвы утром 5 сентября. Это был не просто круиз — это был «АРХ Пароход»! Архитекторы, дизайнеры, критики, журналисты и представители смежных видов бизнеса и производства заполнили корабль и стали моими соседями и товарищами на ближайшие дни. Ну, а идти всем нам предстояло более двух тысяч километров!

В общем, в превосходную погоду, которая, к счастью, практически не изменяла нам и впоследствии, мы двинулись в путь по Каналу имени Москвы. После приветственных речей дело в свои руки взяли уже мы, музыканты, и часа два играли на верхней палубе, под временами даже палящими лучами осеннего солнца...

Первая остановка, на которой на берег сошли участники пресс-тура, так и называлась — Солнечная Поляна. Берег при этом был покрыт достаточно густым лесом... После стоянки мы пошли дальше: ведь начальной точкой нашей круиза был город Углич. Ну, а мы, музыканты, отправились репетировать в музыкальный салон: вечером нам предстоял первый концерт. И после завершения архитектурной деловой программы в концертном зале мы дали нашу двухчасовую испанскую программу. Концерт завершился уже за полночь, после чего гости пошли дотанцовывать на дискотеку, а мы, артисты — потащились спать.


Ночью, пока все спали, теплоход достиг Волги, и ближе к обеду 6 сентября пришвартовался в Угличе, где состоялась первая экскурсия на берег. Впрочем, я на неё не пошёл, а отправился гулять по знакомому мне городу на родной ярославской земле. Я не был в Угличе с 1991 года, но многое там осталось без изменения, всё та же провинциальная глухомань... Находящийся неподалёку Мышкин даёт совершенно иной пример развития, а ведь он гораздо меньше.

Отплывая из Углича, мы начали... разумеется, играть на палубе, причём на берегу слушателей было не меньше, чем на корабле. Замечательная погода, ласкающий ветерок, потрясающие виды, проплывающие мимо острова — эх, всегда бы так выступать! Ну, а вечером нас ожидало уже полноценное выступление. Программа на этот раз была — советские песни из кино, в основном — 70-80х годов. Играть закончили глубокой ночью, после чего осталось время полюбоваться ночным Рыбинском. Не понимаю, почему этот второй Санкт-Петербург с его потрясающей водной системой пребывает в заштатном состоянии и страдает от постоянного оттока населения — ведь туристические перспективы Рыбинска выглядят огромными...


Ну, а проснувшись в каюте следующим утром, первым, что я увидел в окно, была часовая башня ярославского речного вокзала. Вот и родина моя! Тут, уж понятное дело, об экскурсиях для меня речь и вовсе не заходила. Я вышел в город, встретился с родными, а брат затащил меня на недавно открывшееся колесо обозрения. С него я увидел районы своего детства и даже двор, в котором вырос! Вскоре после отплытия мы прошли место гибели хоккейного «Локомотива» — эта трагедия случилась именно в тот день, 7 сентября... Вечером в музыкальном салоне не без успеха прошла наша на сей раз джазовая программа, закончили, как обычно, после полуночи. Дальше неугомонные архитекторы, у которых в течение всего плавания ещё и проходил с утра до ночи перманентный архитектурно-дизайновый симпозиум, пошли на дискотеку, ну а лично я, как следует наигравшись, был уже не в состоянии...


8 сентября, после довольно длинного перехода, мы причалили в Городце. Тут уже ваш покорный слуга и не думал отказываться от экскурсии, и мы, под руководством артистичного местного специалиста-краеведа с удовольствием ходили по старинным улочкам города, где, между прочим, скончался сам Александр Невский! Не обошлось и без городецких пряников — после них так сладко игралось на палубе, «на отплытие».

К вечеру мы достигли прекрасного Нижнего Новгорода! Я регулярно бываю в этом городе, но в тёмное время суток с воды видел его впервые — и это невероятное зрелище, в особенности ярко-голубой стадион Чемпионата мира по футболу... Выйдя на берег в 9 вечера, мы не могли рассчитывать на экскурсии, и один архитектор из местных повёл нас на пешую прогулку. Сделав довольно приличный круг по городу, захватив и Кремль, и Большую Покровскую, и Почаинский овраг, и уже какие-то гаражи и проходные дворы, в конце концов по лестничному серпантину мы спустились прямо к Речному вокзалу — совсем незадолго до отправления! По дороге мы потеряли неизвестно где целый ряд наших товарищей, но все они впоследствии, к счастью, нашлись на корабле. Так как был уже двенадцатый час, концерт в этот день руководство решило уж не проводить. Я сидел в пустынном музыкальном салоне и наигрывал джаз на фортепиано. Ну а дальше... зал постепенно заполнился людьми, и я стал играть уже для них, попутно отвечая на музыкальные вопросы. Хотя это выступление, больше похожее на творческую встречу, сильно выбивалось из ряда предыдущих — музыка звучала в основном малознакомая широкому кругу людей, — ваш покорный слуга имел счастье получить целый ряд комплиментов, в том числе и от всё того же руководства. А закончил я во втором часу ночи: ведь людям ещё предстояла дискотека!


9 сентября мы уже в Марий Эл! Город Козьмодемьянск — родина великого Андрея Яковлевича Эшпая, которого мне посчастливилось немного знать лично... Здесь нас ожидал марийский этнографический музей, вернувший нас на столетия назад. Чрезвычайно обаятельная марийка-экскурсовод поделилась с нами подробностями быта мари, и даже пригласила провести у них... свадьбу в традиционном марийском стиле, буде таковая у кого-либо из нас в будущем состоится. Что ж, подумаем... А пока, посетив настоящую деревенскую избу 1918 года постройки, я вспоминал наш собственный семейный деревенский дом, который не только на четыре года старше, но и является одним из самых молодых в округе. Напротив, к примеру — дом, построенный в 1860-е годы... Ну, а затем нас ожидало традиционное чаепитие. Варенье из одуванчиков — это нечто невероятное, скажу я вам, друзья! Вернувшись на корабль, мы поиграли на палубе, а вечером нас ожидал очередной концерт, и с очередной новой программой, на этот раз уже без определённого стилистического направления. Завершилось всё опять же во втором часу — и завершилось только для нас, музыкантов...


Утром 10 сентября мы проснулись уже в Казани! Подустав накануне, я и здесь отказался от начинавшейся в 8:30 почти семичасовой экскурсии, и решил обследовать Казань самостоятельно — хоть и попал сюда впервые. Но — активная работа ног, и вот уже мне удалось исходить пешком почти весь казанский центр! Город, что и говорить, великолепен, особенно ранней осенью... Обязательно вернусь в Казань!

Когда, возвратившись на теплоход, мы традиционно устроили концерт на палубе, произошло знаковое событие: наш корабль развернулся и наконец двинулся в обратном направлении — ведь Казань была конечной точкой круиза! Ну, а мы играли чуть ли не до Свияжска, а потом пошли ужинать и — начинать уже настоящий вечерний концерт. А там уж — опять за полночь...


11 сентября мы увидели на горизонте величественные монастырские стены. Предчувствие нас не обмануло: Макарьевский Троицкий Желтоводский монастырь стал объектом нашей экскурсии! Это был первый закрытый действующий монастырь, посещённый мною (разумеется, мне доводилось бывать в Толгском монастыре, но там закрыта для посещения лишь часть обители, а другая — напротив, как раз для туристов). Нас даже не сразу впустили, но потом ворота всё же открылись, и пожилая благообразная монахиня Леонида провела нас по монастырским храмам, сопроводив прогулку интересными рассказами с элементами проповеди. Душевный покой и духовное просветление не покидало нас во время прогулки. При этом матушка вовсе не была экскурсоводом: наша экскурсия была её послушанием! Кстати, другой экскурсионной группе с нашего корабля «попалась» монахиня уж очень суровая, — а вот нам повезло. Впрочем, суровость в данном случае неудивительна: в достаточно большой обители служат... всего 15 сестёр!

Дабы не нарушать покой монастыря, концерт на палубе мы начали лишь порядочно отплыв от Макарьева. Но играли потом, наверное, часа полтора, на удивление периодически попадающимся нам по дороге рыбакам в лодках. Ну, а вечером — был уже полноценный концерт.


12 сентября погода немного испортилась, но лишь чуть-чуть и ненадолго. Небольшой дождик настиг нас только на горе Плёса, куда мы лезли по старинной дороге из булыжника. Но, слава Богу, экскурсия прошла успешно. Поразила информация, что в Плёсе на данный момент проживает 1766 человек. Не так давно я узнал, что в длинной ярославской девятиэтажке в конце Московского проспекта и, собственно, на въезде в город со стороны Москвы, имеющей в народе прозвание «Китайская Стена», — живёт 1802 жителя...

Спустившись с гор Плёса, мы вновь играли на палубе, но все ожидали главное — Королевскую Ночь! Да, предстояли последние в нашем плаванье вечер и ночь. А началось всё как обычно — нашим большим концертом. На этот раз часть пассажиров не пошла на дискотеку и осталась с нами. В итоге, доигрывая концерт уже вдвоём с певицей, мы таки досидели до трёх утра! Примерно в два ночи мы миновали Ярославль, и зрители с энтузиазмом восприняли известие о том, что этот город — родина их сегодняшнего пианиста... Спать мы пошли уже под утро, а кто-то — всё же отправился на корму, на дискотеку.


Ну, а последний день, 13 сентября — это заключительные семинары, сборы, увлекательная, как всегда, поездка по Рыбинскому морю, где дул сильнейший ветер... но я мужественно встречал его и качку на верхней палубе! А потом мы вышли в Угличе, и уже через три с половиной часа автобус, минуя Калязин и Сергиев Посад, выгрузил нас возле гостиницы «Космос».


А ещё я написал несколько партитур для очередного проекта, читал книги, провёл прекрасные девять дней без интернета и, уж конечно, старался надышаться речным воздухом на весь предстоящий год!



...Сегодня утром мне казалось, что моя кровать покачивается и вибрирует. А когда я встал — подо мной слегка закачался пол. Но теперь, к вечеру, я уже освоился на твёрдой земле, пишу эти скромные строки... и жду моего следующего круиза! И, разумеется, начинаю понимать тех моих коллег-музыкантов, для которых водные путешествия стали своего рода наркотиком, без которого и жизнь уже кажется неполноценной.


Ну а теперь — суша ждёт нас!..



Ваш А. Б.

14 сентября 2018

mmmaestro

208

208. Здравствуйте, дамы и господа!

Отчего-то решил вновь вспомнить о прошедшем Чемпионате мира. Ну, это для всех —

0+

Попытаюсь ответить на вопрос: что дал нам Кубок мира FIFA, чему, может быть, научил? Но не забуду и о российской первой лиге, зрителем которой являюсь почти всю жизнь... И — расскажу несколько случаев, произошедших на моих глазах.


...1992 год! В гостях у ярославского «Шинника» — пресловутый московский «Асмарал», детище сирийского бизнесмена и первый ярко выраженный частный клуб в России и даже ещё в СССР. Главный тренер — легендарный Бесков, а плеймейкер — великий и уже почти сорокалетний Юрий Гаврилов! «Шинник» тогда проиграл, а я был одним из 2500 зрителей (подсмотрел статистику посещения в справочнике). «Шинник» проиграл, а после матча ярославские болельщики чуть не разорвали Юрия Гаврилова на части. И исключительно — от восхищения! Лица людей были светлыми и улыбающимися, а о результате матча все сразу же позабыли. Сколько было слов любви и уважения! И я улыбался и махал рукой выдающемуся игроку — стоя всего в паре метров от него...


...Спустя почти двадцать лет в Ярославле играют самарские «Крылья Советов». Капитан гостей — великий Андрей Тихонов, и ему уже скоро сорок лет! Ближе к концу матча его меняют, и стадион... устраивает уходящему игроку гостевой команды овацию. Подходя к скамейке запасных, Тихонов поаплодировал нам в ответ.

Андрей Тихонов — один из символов московского «Спартака», с которым у Ярославля и ярославцев отношения не слишком-то складываются. А незадолго до тех событий фанаты «Спартака» устроили в Ярославле жуткие беспорядки, наказали за которые... ярославский «Шинник». Такое уж тогда было время в нашем футболе, право сильного... Но кто думал обо всём этом в тот момент, когда Тихонов покидал поле? Уверен, никто. Люди просто не смогли не проявить уважение к легендарному футболисту, и я, сидевший за скамьёй запасных, сделал это одним из первых — и не мог не сделать.


...А ещё через несколько лет к нам в гости пожаловала новосибирская «Сибирь». Главным тренером команды был знаменитый Сергей Юран. За несколько лет до этого он тренировал ярославский «Шинник», и в городе его любили. Даже моя не слишком футбольная (хотя после Чемпионата мира — всё стало немного иначе!) мама считала Юрана человеком «неравнодушным»! Но то, что произошло после матча «Шинник» — «Сибирь», я видел в первый и единственный раз в своей жизни...

Матч завершился, зрители потянулись к выходу. Я по обыкновению сидел чуть позади скамеек запасных, рядом с туннелем, ведущим в подтрибунные помещения. Когда команды уходили с поля, ярославские болельщики, стоящие за ограждением, поприветствовали Сергея Юрана — помним, уважаем, возвращайтесь к нам... И вдруг... главный тренер команды гостей (!) вежливо отстранил милиционера из оцепления, с лёгкостью перемахнул через ограждение и — оказался в толпе ярославских болельщиков!

А дальше — рукопожатиям и объятьям не было конца. Я постоял в толпе, наблюдая происходящее, а потом медленно направился к выходу в людском потоке, но и через несколько минут, оборачиваясь, видел всё ту же картину: Сергей Юран, увлечённо беседующий с окружившими его ярославскими болельщиками. И даже с расстояния в несколько десятков метров было хорошо видно: все участники встречи несказанно довольны происходящим! А игроки «Сибири» уже давным-давно ушли в свою раздевалку...



...Вот я и спрашиваю: чему же научил всех нас ушедший, но оставшийся с нами Чемпионат мира по футболу? А ничему: он просто разбудил в наших душах то, что там и так всегда было. И будет, а теперь — будет ещё больше.



Ваш А. Б.

9 августа 2018

mmmaestro

207

207. Здравствуйте, дамы и господа!

И ещё немного о спорте номер один —

0+


Что ж, вот и завершился феерический Чемпионат... Всем причастным огромное спасибо, «лучшим людям» — не слишком расстраиваться, а всех победителей — с радостью поздравляем. Ну, а нам теперь нужно возвращаться в ставшие гораздо менее привычными наши российские реалии.

Вот и отечественное футбольное руководство нашло в себе мужество изъять из наименования нашего чемпионата — Российской Футбольной Премьер-Лиги — слово «футбольная». Ведь что на самом деле означает «футбольный» — за последний месяц все мы прекрасно увидели и прочувствовали...

Но у меня, прожжённого провинциала, есть выход. Футбольная Национальная Лига — или, по-простому, первая лига — это и есть моя футбольная родина, на полях которой я вырос и возмужал. Шутка ли: уже тридцать пятый год посещаю матчи ярославского «Шинника» (а это более половины срока существования клуба!), среди которых было много знаковых и даже исторических. Вот и продолжу, пока ноги носят. Тем более, что в той лиге «футбольная» составляющая сохранилась без ущерба...

Но есть там и слово «национальная». А ведь Лига Наций — не за горами! Когда-то, давным-давно, я не пропускал матчи российской футбольной сборной. И, знаете, кажется, впервые лет за пятнадцать у меня вновь возникло желание повторить тот опыт...


До встречи на футболе!



Ваш А. Б.

30 июля 2018